00:55 

Женя Женева: «Мой девиз – независимость!»

Ru.Musicals
Конечно мюзикл- событие века.(С)



Евгения Рябцева проснулась знаменитой в пятнадцать лет, когда сыграла главную роль в мюзикле «Ромео и Джульетта», который несколько лет назад с большим успехом шел в Москве. Для своей сольной карьеры она выбрала красивый, интригующий псевдоним Женя Женева. Недавно певица записала свой первый клип «Если отбросить слово «я».

Она говорит о себе: «Я нежная открытая девушка. Обожаю кататься на роликах, занимаюсь плаванием, любуюсь природой». Она мечтает всего добиться в жизни своими силами, не боится конкуренции в шоу-бизнесе и довольно часто выступает с благотворительными концертами в детских домах.

– Женя, чем вам запомнились годы детства?

– С первых минут появления на свет мне пришлось побороться за свою жизнь. Дело в том, что я родилась восьмимесячной и врачи сказали маме: «Случай безнадежный. Ваш ребенок умрет». Мама не могла с этим смириться и стала требовать, чтобы медики что-то предприняли и начали меня выхаживать. Меня забрали, разлучили с мамой, опутали трубками, положили под стекло, где держали два месяца. И я выжила. По рассказам мамы, я была спокойным ребенком, всегда улыбалась. Она показывала мне свой старый дневник, где есть такая запись: «Жене четыре месяца. Поет». Так что, сколько я себя помню – я все время пела.

– От кого вам передались творческие гены и артистизм?

– Наверное, от мамы. Она хотела связать свою жизнь со сценой, пела в ансамбле, но, видимо, желание стать певицей было у нее не настолько сильным. К тому же папа ей сказал: «Выбирай: либо – я, либо – сцена». И она выбрала его. А я в три года слушала и смотрела в записи концерты Фредди Меркури и была влюблена в него безумно. Я сидела завороженно перед телевизором и мечтала, как он, стоять на сцене и петь. Я начала пробовать свой голос, слушала, как он звучит, и однажды заявила родителям, топнув ногой: «Я буду артисткой».

– И что же – родители отвели вас в музыкальную школу?

– Все решил счастливый случай.

Мне было шесть лет, я сидела в своей комнате и во все горло орала песню «Кремберис». У нас в гостях был джазовый скрипач Алик Крамаровский, который сидел с мамой и папой на кухне. Услышав мое пение, он удивленно спросил: «Кто это? Что это?» Родители ответили: «Это Женя поет».

И друг нашей семьи предложил родителям показать меня педагогу по вокалу Елене Николаевне Елмановой.

Мы познакомились, и она стала заниматься со мной – помогла развить то, что было заложено от природы, научила управлять своим голосом, дыханием. С ней я занимаюсь и по сей день. Считаю ее своей второй мамой.

– Многие артисты признаются, что учеба в средней школе была им не интересна. А как было у вас?

– Честно говоря, училась я не очень хорошо. Особенно ужасно по физике и математике. Из предметов мне нравились только языки и литература. Я взрослела и все больше и больше хотела стать артисткой. Учителя на меня имели зуб за то, что я постоянно пропускала уроки, пропадая на концертах.

Я все время находилась в творческом поиске, все впитывала – танцы, пение, музыка, режиссура... В 15 лет я училась в экстернате и параллельно поступила на подготовительные курсы в ГИТИС (РАТИ). На этих курсах я была самой юной. И как-то одна девочка говорит: «Жень, ты же у нас поешь? Смотри, вон там висит объявление – приглашают вокалистов на кастинг в мюзикл «Ромео и Джульетта». Сходи». И я пошла.

– Пришлось стоять в длинной-длинной очереди?

– Да. Была зима, на дворе ноль – минус один. И в такую промозглую погоду к Театру оперетты выстроилась огромная очередь, которая растянулась через Дмитровку на весь Камергерский переулок. Тысячи три молодых дарований пришли на конкурс. Жуткая толкучка. Идет дождь со снегом, люди нервничают, ругаются, мерзнут. Понятно, что все хотят получить главные роли. И вот в этой очереди я простояла шесть часов.

Когда попала наконец внутрь театра, мне показалось, что я очутилась в сумасшедшем доме. Все двигаются, распеваются, репетируют. Нервы на пределе. И вот меня вызвали: «Евгения Рябцева, спойте нам что-нибудь».

Я спела песню, которую мне подарил один автор – «Это мой день». Потом меня попросили исполнить арию Джульетты, которую я пела по слуху, потому что нот не знаю. К моему удивлению, меня пригласили на второй тур. Потом на третий. И здесь я… заболеваю в лежку! Температура – сорок.

Родители ничего не знают. Я им не сказала, что проходила кастинг. И вдруг звонит мой мобильный телефон, и я слышу: «Алло, Евгения? Мы хотим вас видеть на третьем туре.

Приезжает главный режиссер Реда Бентэфор». А я отвечаю: «Ой, я, наверное, не приду. Я очень сильно заболела». И вешаю трубку. И тут папа меня спрашивает: «Кто звонил?» Мне пришлось все рассказать родителям, и их реакция меня удивила. Они не стали меня отговаривать, а принялись усиленно лечить. Таблетки, уколы, машина и снова – кастинг. Третий тур я прошла успешно. И скоро моего папу пригласили подписывать контракт.

Пределов моему счастью не было.

А дальше начался сумасшедший репетиционный период. Я в роли актрисы пробовала себя первый раз. Никогда не думала, что я могу еще и играть. С каждым днем я узнавала себя с новой стороны. Режиссер раскрывал меня как книгу. А потом 23 мая 2004 года состоялась премьера мюзикла.

Два года я выходила на сцену в образе Джульетты и каждый раз старалась добавить в свою роль что-то новое. Я не просто играла, а проживала эту прекрасную историю любви. Даже сейчас, когда на своих выступлениях я играю концертную версию «Ромео и Джульетты», всегда плачу.

– Трудно было сочетать работу в мюзикле с учебой в ГИТИСе?

– Я поступила на бесплатное отделение, но когда мой мастер Владимир Андреев узнал, что у меня контракт на два года в мюзикле «Ромео и Джульетта», он сказал: «Тебе лучше перейти на платное отделение, потому что ты будешь часто пропускать занятия». Мы так и сделали. И скажу, что для нашей небогатой семьи было не просто платить за обучение. А на «Ромео и Джульетте» я зарабатывала не так много.

В 2008 году я окончила ГИТИС. Я очень люблю свою профессию. Иногда говорят, что актеры – физически нездоровые люди, потому что они все время раскачивают свою психику, растрачивают себя, работая над ролью. Но я думаю, что все зависит от человека. Для меня самое ценное в актерской профессии – это возможность за одну жизнь прожить тысячи жизней, испытывать яркие эмоции.

– Знаю, что два года назад вы участвовали в проекте «Народный артист». Что дал вам этот опыт?

– Участию в проекте опять предшествовали огромные очереди на кастинги, в которых я стояла. Меня взяли в «Народного артиста», но я не вышла в финал шоу, и самое обидное – мне не разрешили выступить на заключительном концерте в Кремле. Я мечтала выступить перед огромным залом с сольной песней. Когда мне отказали, рухнули все мои надежды на контракты. Помню, как я пришла домой вся в слезах и сказала: «Папа, я не буду с ними стоять, не буду ничего петь».

Но потом я взяла себя в руки и сказала: «Я никому не покажу, как мне плохо. Я приду на концерт. Я буду улыбаться и держаться молодцом, даже если я буду выглядеть как полная дура. Пусть». И случилось так, что на тот концерт пришел продюсер Александр Корчинов. Он меня увидел, подошел ко мне.

Мы познакомились, и он сказал: «Вы – одаренная девушка, давайте работать вместе». Так что удача может улыбнуться в тот момент, когда ты ни на что не надеешься. А с ребятами – участниками «Народного артиста» – я до сих пор общаюсь. У меня со многими сохранились хорошие отношения.

– Вы все время мечтали о сольном проекте?

– Да, это было моей давнишней мечтой. Свою первую песню «Ангел» я исполнила в 15 лет. И музыку, и слова я написала сама. Мой первый альбом мне помог записать мой дядя. Он мне подарил небольшую сумму денег, которой хватило, чтобы в недорогой студии воплотить все мои мечты в реальность. Это было здорово. Мой первый альбом разошелся через поклонников.

Я всегда искала спонсоров, ходила по кастингам. Если меня брали, то я в результате сама отказывалась от предложений, потому что это была либо какая-то очередная попсовая группа с блондинками, либо неинтересные бесперспективные проекты. Кто-то из продюсеров соглашался заняться моей карьерой при условии, что я буду с ним спать. Но этот вариант – не для меня. Папа воспитал меня в строгости.

Я не люблю разврат и пошлость. Я не хочу себя растрачивать в мимолетных романах и беспорядочных связях.

И я благодарна судьбе, что на заключительном концерте «Народного артиста» я встретила людей, которые мне сказали: «Мы слышали твой материал. Это круто. Мы тебе поможем». И начали меня спонсировать.

Сегодня мои продюсеры – это Александр Корчинов и его жена. Мне очень приятно с ними работать, прежде всего – по-человечески.

– В клипе «Если отбросить слово я» вы снялись обнаженной. Легко решились на это?

– Меня долго уговаривали. Мне было не просто на это решиться. Хотя я люблю музыку и раскрепощенно двигаюсь, хорошо танцую. На съемках меня поддерживала вся моя семья – мама, папа и даже племянник. Они говорили: «Женя, ничего страшного. Это абсолютно не пошло. Это очень красиво. Это чисто и целомудренно». Когда я посмотрела на отснятый материал, согласилась с ними. Ничего лишнего.

– А как появился красивый псевдоним Женя Женева?

– Я начинала свою карьеру как Евгения Рябцева. У меня уже была своя история, круг поклонников. Но мой продюсер предложил мне взять псевдоним. Так появилась Женя Женева. Почему Женева? Здесь возникает множество ассоциаций. Женева – независимый город, который никогда ни с кем не воевал. Я – тоже спокойный и неконфликтный человек, во всем полагаюсь на Бога, а если возникают какие-то острые моменты в отношениях с людьми, стараюсь перевести все в шутку. Сейчас я уже привыкла к тому, что меня называют Женя Женева.

– Как складывается ваша личная жизнь?

– Сейчас я больше сосредоточена на своей работе. В душе я – романтик.

Я верю, что у каждого человека на земле есть вторая половинка. Мой идеал любви у меня всегда перед глазами. Это отношения моих родителей.

Папа как сумасшедший любит маму.

И я хочу, чтобы и рядом со мной был надежный и верный человек.

– Как поклонники проявляют свое внимание к вам? Какие подарки делают?

– Я люблю, когда поклонники дарят мне цветы. Но не более. Когда я играла в мюзикле «Ромео и Джульетта», один поклонник хотел подарить мне «Бентли», другой – часы за 50 тысяч долларов. Или подходил солидный мужчина ко мне, 16-летней девушке, и говорил: «Я хочу, чтобы вы были со мной». Я человек упрямый и недоступный. Я шла к папе и говорила: «Пристают». Папа выходил и разбирался. У меня даже желания не было взять какие-то подарки.

Сразу возникала мысль: «Меня что, хотят купить? Я что, с улицы?» Нет. Я сама могу себя обеспечивать. Моя цель – самостоятельно строить свою жизнь. Я мечтаю сама заработать на квартиру.

Сейчас я живу одна в родительской квартире, а они со старшей сестрой живут за городом.

– Какими проектами вы сейчас занимаетесь?

– После того, как я выпустила альбом и сняла клип, для меня главное – это концертная деятельность. Я не гонюсь за высоким ценником. Того, что зарабатываю, мне хватает на жизнь.

А еще довольно часто я работаю бесплатно – выступаю в детских домах.

Мне нравится петь для детей. Это честная и благодарная публика.



Наше досье

- Родилась 11 ноября 1987 года в Москве.

- В шесть лет поступила в музыкальную школу им. Александрова, где пела в хоре, играла на треугольнике и работала в детском коллективе «Рондо».

- В семь лет начала заниматься джазовым вокалом и учиться в музыкальной школе им.

Гнесиных на отделении музыкального театра.

- Закончила два мастер-класса по танцам: классический станок, хип-хоп и рэгги.

- В 2008 году закончила актерское отделение РАТИ (ГИТИС).
Cпасибо www.sudarushka.su/

@темы: Актеры, Актеры в жизни, Пресса, Ссылки, Это интересно, Фотографии

URL
   

Его Величество Мюзикл!

главная